• Главная
  • РУБРИКИ
  • ВЕРА
  • "Восьмое марта нам не надо. Верните попа!"

"Восьмое марта нам не надо. Верните попа!"

Искра Божия
Среди архивных документов, проливающих свет на недалёкую историю ХХ века, являются судебно-следственные дела репрессированных граждан, находящиеся на хранении в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области. Туда они были переданы непосредственно сотрудниками УФСБ. Дела эти специфические и требуют особого подхода к их осмыслению.

Среди тысяч таких дел имеется дело 1932 года, по которому проходили 95 человек из многих районов Кировской области, на тот момент Нижегородского края. Несколько осуждённых было из Шешургского сельсовета Тужинского района. Ещё часть жителей привлекались в качестве свидетелей. В общей сложности это следственное дело составило более 2000 листов, объединённых в 8 томов. 
Из архивных записей удалось выделить несколько историй, связанных непосредственно с селом Шешургой и его жителями.
В 1932 году работницей Шешургской школы Зубаревой (вероятно, речь идёт об учительнице Марии Семёновне) была организована читка о новом советском празднике – Международном женском дне 8 марта. На мероприятие собралось довольно много женщин из Шешурги и окрестных деревень. Однако политинформация их совсем не интересовала. Женщины начали кричать: «Восьмое марта нам не надо. Верните попа!». Дело в том, что в это время как раз был арестован Шешургский священник Пётр Кириллов, и церковь осталась без службы. В ответ на это жители села провели ряд протестов. В частности было сорвано мероприятие, посвящённое празднику 8 марта. 
Выступления против советской власти отмечались в Шешурге и ранее. Особенно они усилились в годы коллективизации, которая проходила не всегда добровольно. Известно о массовом выступлении весной 1930 года. 
Наиболее активные участники выступлений, конечно же, потом были привлечены к ответственности. Так, по упомянутому делу 1932 года проходили Иван Фомич Кульпин и Степан Фёдорович Макаров из деревни Ташкем Шешургского сельсовета. Из показаний свидетелей известно: «Кульпин Иван летом 1931 года агитировал о том, что соввласть скоро перевернется, и они вновь будут у власти и, кому следует, отомстят. У власти стоят голытьба-пастухи. Ничего у них хорошего не будет, все равно возьмём вверх мы». А Степан Федорович в конце 1931 года на сходе агитировал: «Советскую власть иностранные державы не признают, и она не имеет права управлять Россией» и сравнивал её с самозванцем Гришкой Отрепьевым». 
Насколько эти показания достоверны и как было на самом деле, неизвестно, так как вымышленных обвинительных приписок в следственных делах тех лет было предостаточно. 
Не менее интересная история, связанная с Шешургой, описана в другом следственном деле 1932 года.
После расстрела царской семьи в июле 1918 года население страны долгие годы питало надежды, что, может быть, всё-таки Романовы живы? Особенно такая вера сохранялась среди сельского населения. В итоге уже в начале 1920 годов стали появляться личности, именующие себя чудом спасшимися Романовыми. Были такие авантюристы и в вятской глубинке. Один из них – Александр Федотович Виноградов (он же Милютин), уроженец Санкт-Петербурга. По-видимому, он действительно имел схожие черты с цесаревичем Алексием, так ему об этом говорили знакомые. В конце концов, Виноградов и сам поверил в это, стал выдавать себя за Алексея Романова. Разумеется, такие авантюристы вносили немалую смуту и в без того сложную жизнь общества 1920-1930 годов. 
Виноградов много странствовал по Яранскому уезду и летом 1929 года оказался в Шешурге, где выступал в местной церкви. О чём именно он говорил, неизвестно. Но судя по тому, что его впустили в храм, он вошёл в доверие. Возможно, в этот раз о своём «царском происхождении» Виноградов умолчал. 
В 1932 году сотрудниками ОГПУ в качестве свидетелей по тем или иным судебно-следственным делам привлекались жители Шешургского сельсовета. Среди них встречаются показания и о приезде в Шешургу Виноградова. 
Так, Кульпин Пётр Максимович из деревни Новозаводские на допросе показал: «Виноградов был в Шешурге летом 1929 года. Настоятелем в то время был отец Сергий Сухоруков, а старостой Никулин. Виноградов говорил в церкви с их согласия. Дьяконом был отец Пётр Кириллов». 
Из показаний Козяева Григория Васильевича: «Виноградов после своего выступления в церкви быстро покинул Шешургу, сговорил местного крестьянина Василия Евдокимовича Огибалова. Огибалов на подводе увёз Виноградова в село Лом <Яранского района>, но вечером привёз его обратно, его там почему-то не приняли. Огибалов в 1932 году уехал в Уральскую область». 
Кстати, в эти же 1920 годы свой «цесаревич Алексей» жил в соседнем селе Михайловском и был там пастухом. На рубеже 2000 годов в вятской прессе публиковались материалы о данной истории со слов старожилов. Вот, к примеру, фрагмент из газеты «Вятский край» за 18 июля 1998 года: «В селе Михайловское Тужинского района старожилы до сих пор уверены, что в начале 1920-х годов здесь скрывался цесаревич Алексий. Молодой человек по имени Алексей нанялся пастухом, на расспросы о родных отвечал: «Все погибли во время гражданской войны». Спустя время случайно наткнулись на его переписку с некоей княгиней. Потом Алёша сфотографировался со своими хозяевами - и когда те сравнили фотографию работника с сохранившейся картинкой, на которой была изображена царская семья, то удивились: пастух был удивительно похож на цесаревича. Алексей признался: да, он спасшийся Наследник престола. Вскоре по селу поползли слухи, и пастух покинул Михайловское».

Вот такие дела творились в нашей глубинке в недалёком прошлом.

  • Просмотров: 349

Copyright GazetaRK.ru | Все права защищены | All rights reserved. При копировании материала активная ссылка на наш сайт обязательна